Поддержать bitcoin-ом:

16gW7zamGuK4WXiUQk5s542wu1YwyWFLh6


Облако тегов




Лейн Робинс

Лейн РобинсЛейн Робинс (Lane Robins)
Печатается также как Лин Бенедикт (Lyn Benedict).
Лейн Робинс - американка. Она родилась в Майами, штат Флорида в семье научных работников. Получила степень бакалавра по писательскому искусству (Creative Writing) в колледже изящных искусств в Белойте (Beloit), штат Висконсин. Посещала писательский семинар “Odyssey”. В настоящее время живет в Лоуренсе (Lawrence), штат Канзас.
У Робинс напечатано четыре рассказа - “Matter for Thought” (в марте 2003 в “Fortean Bureau”), “Villanelle by Moonlight” (в сентябре-октябре 2003 в “Weird Tales”), “World in Words” (в ноябре 2004 в “Fortean Bureau”) и “Walls Within” (в 2004 в “All the Rage This Year”).
“Маледикт” (“Maledicte”, 2007) - дебютный роман писательницы. Он номинировался на “Locus”-2008 и занял 10 место среди дебютантов.
Описание “Maledicte” из обзора новинок фантастики, фэнтези и ужасов начала июня 2007 года на сайте “Locus”: «Роман в жанре фэнтези, дебютная книга автора, рассказывающая про дворянина по имени Маледикт, который на самом деле женщина по имени Миранда, бывшая беспризорница, которая хочет вернуть потерянного возлюбленного».
21 апреля 2009 года в США выходит продолжение “Маледикта” - “Kings and Assassins”, дейставие которого происходит спустя несколько лет после событий первой книги.
А через неделю, 28 апреля 2009 года, у Лэйн Робинс под псевдонимом Лин Бенедикт (Lyn Benedict) должен быть издан начинающий новый цикл городской фэнтези роман “Sins & Shadows”.
А вот что рассказывает о себе сама писательница: «Когда мне было восемь, я придумывала приключения для Люка, Леи и Хана Соло, которые постепенно стали такими сложными, что пришлось делать заметки (цветными карандашами, имейте в виду). Но я хотела стать исследователем морских глубин, морским биологом как мои родители. Истории были только для развлечения, и я впитала морскую жизнь с молоком матери. Аспиранты брали меня с собой спасать головастых морских черепах, водили в хранилища, где рыбы в заполненных формальдегидом ёмкостях смотрели на нас стеклянными глазами в ожидании, когда их идентифицируют. Коллеги моих родителей брали меня с собой кормить желтых акул в резервуарах, где изучали их зрительные нервы и миграционный образ жизни. Да, морским биологом. Несомненно.
В двенадцать лет я написала для своего маленького брата повесть, эпопею - целых 30 страниц! - фэнтези про рыбу, которая отрастила ноги, чтобы смочь вернуть бриллиант законному владельцу. Но я собиралась стать учительницей, как миссис Паркс. Книги были домашней работой, или тем, что читают в перерывах между домашней работой. На самом деле, я хотела стать ведьмой, но даже в двенадцать лет сомневалась в том, что метла когда-нибудь оторвется от земли. Профессия учителя казалась разумным запасным вариантом.
Когда мне было четырнадцать, весь первый года в старшей школе я провела за ноутбуком, сочиняя рассказы, чтобы затем показать их моим друзьям, которые начали убегать при виде меня и моей многословной мелодраматической подростковой тоски. В то время я серьезно думала о ветеринарии. В конце концов, я любила животных, жила в доме с постоянно изменяющимся количеством собак (минимум шесть, максимум четырнадцать), кошек, экзотических птиц и садков для рыбы, где, помимо рыб, было полно всяких странных тварей - саламандр, змей, крабов, черепах. А писательство?.. Именно этим занимаешься, когда устаешь от школьных занятий, когда нечего читать, нельзя поехать в библиотеку или книжный магазин, а карманные деньги закончились. Сочинение историй заполняло свободное время. Но я собиралась стать ветеринаром. Несомненно.
Когда я была в колледже, то недолго размышяла над выбором специализации. Английская литература, - они что, поставят мне зачет за то, что я читаю? Отлично. Вторая специализация - музыка. (Ветеринарная школа проехала мимо после первого же занятия по препарированию - все эти внутренности, не говоря уже про запах...) Я была права тогда в шестом классе. Я стану преподавателем. Чего-нибудь. Может быть, археологии. Может быть, английского языка. Черт, возможно даже писательского искусства. Тем временем я писала, писала и писала бесконечные мыльнооперные саги о банде похитителей драгоценностей в Новом Орлеане и полиции, которая их любила. Это весьма развлекало моих соседок по общежитию.
Потом, конечно, пришло озарение. В конце семестра я укладывала все свои вещи. Отец, помогая мне вывозить на тележке коробку за коробкой, наполенные бумагами, заметил, что в этом году меня заставили попотеть. И тут до меня дошло, что все коробки набиты рассказами. Я (удар ладонью по лбу) - писательница! Я никогда не стану исследователем глубин, ветеринаром, археологом, преподавателем или даже ведьмой. По крайней мере, не в реальном мире. На бумаге, возможно. Но это уже другая история. И еще одна. И еще».
Из интервью с писательницей: «В: Почему вы решили стать писательницей?
О: Я писала рассказы многие годы, еще со средней школы, и закончила колледж с дипломом по писательскому искусству. Так что не уверена, что что-то действительно решала. Это как-то само собой получилось. Был момент, когда я приняла осознанное решение пробовать писать не только для того, чтобы развлечь себя, и разослала несколько рассказов издательствам. Я пошла на семинар Odyssey в качестве испытания самой себя: я хотела знать, смогу ли я шесть недель заниматься только писательством, изо дня в день, и не утратить любви к этому занятию. В сущности это была отличная возможность проверить, подходит ли мой характер для того, чтобы сделать писательство своей профессией. "Odyssey" придал мне новые силы, заставил меня ответить на мой собственный вопрос: "Да, черт возьми!" Быть писателем - лучшая в мире работа.
В: Как у вас родилась идея написать "Маледикт"?
О: Идея "Маледикта" вызревала постепенно. Я написала множество сдержанных рассказов - голая проза, подавляемые эмоции, - и мне хотелось перемен. Я хотела похвастаться описательным текстом и необычными героями. Мне нужны походящие герои, которые впишутся в мир, о котором я мечтала. В то время я также читала много любовных романов, и счастливые окончания в большинстве из них казались мне странно неуместными. Я не могла себе представить, чтобы их отношения развивались в хорошую сторону.Я начала думать о любви, которая отравляет и себя саму, и мир вокруг себя, и то, как это можно изобразить. Девиз "Всё ради любви" кажется романтичным идеалом, и я хотела вывернуть его так, чтобы показать, каким опасным он может оказаться. И, наверное, лучший способ сделать это, - начать с того, что героиня продает душу дьяволу, каковы бы ни были ее намерения и цели? После этого начал вырисовываться сюжет: я получила возможность играть с большинством моих любимых вещей - месть, переодевание в одежду другого пола, поединоки, открытия, магия. Писать про это было необыкновенно весело.
В: Каким был путь к изданию "Маледикта"?
О: Мне по-настоящему повезло. Я прекрасно провела время, сочиняя "Маледикта", - почти три года, и еще два потратила на довелдение его до осмысленного состояния. Когда я решила, что да, хочу поробовать его продать издателям, мне в голову пришла отличная мысль, как поступить. В "самотеке" у издателей роман может затеряться навсегда, так что сначала я решила попытаться найти себе агента. В дискуссионной рассылке "Odyssey" я слышала хорошие отзывы о Кэйтлин Бласделл (Caitlin Blasdell): она редактор, и даже ее отказы полезны, и она ищет новую фэнтези. Я послала ей весь свой неуклюжий сумбур, и она терпеливо помогла мне создать из него что-то, что стоит чтения. Она довольно быстро продала роман "DelRey". Как я уже сказала, мне повезло.
В: Некоторое время назад я прочитал "Маледикт", и книга мне понравилась. Одной из причин, по-моему, было то, что Маледикт-Миранда - не очень-то симпатичный персонаж. Она очень безжалостна, упряма, инфантильна, одинока и также очень испорчена. Когда вы создавали этот персонаж, какой вы ее видели? И трудно ли вам было вжиться в ее образ?
О: Рада, что она вас заинтересовала! В какой-то мере она представляла для меня вызов: думаю, когда я ее выписывала, мне не приходило в голову, что она малосимпатична. Она была самой сабой, и именно это имело значение. Изначально я представляла ее как одну из тех людей, кто, стоя перед выбором, всегда принимает неправильное решение, или произносят худшие из слов, возможных в любой момент. Ее всегда ведут импульсы, инстинкты и подсознание. Грустно, нет, мне на самом деле было нетрудно вжиться в ее образ, и, надеюсь, из-за этого вы не будете думать обо мне слишком уж плохо! Все это - о корнях эмоций. Все мы бывали безнадежно влюблены, особенно в этом ужастном подростковом возрасте, когда вы и вправду считаете, что можете умереть, если вам не ответят взаимностью. У нас у всех были амбиции и планы, и нам доводилось пересекать грань, которую вовсе не собирались. Я просто отталкивалась от таких моментов и усугубляла их. На самом деле, труднее всего мне пришлось с хорошим парнем Джилли. Стараться провести его по узкой тропке любви к Маледикту и одновременно ненависти к ее поступкам - вот что было непросто. Мне кажется, только так можно было поступить в том мире.
Переделывая первый вариант романа, я прошлась по всему тексту и сделала остальных персонажей столь же испорченными, так что это не Миранда ужасно поступает с хорошими людьми, а Маледикт совершает полохие поступки в большом плохом мире. Это очень помогло.
В: Продолжение "Маледикта" - "Kings & Assassins" ("Короли и убийцы"). Вы можете немного рассказать мне об этой книге, действие которой происходит через несколько лет после "Маледикта"?
О: В некотором роде это продолжение, т.е. сюжет "Королей" основывается на событиях, описанных в "Маледикте", но, думаю, это и отдельная вещь. "Короли" целиком посвящены рассказу о том, как пошли насмарку все тщательно разработанные планы Януса Иксиона. В конце "Маледикта" он считал, что королевство и король практически находятся в его власти. В "Королях" он узнает, к огромному своему огорчению, что у других людей тоже были свои планы. Во многом, эта книга о том, как молодой человек узнает, на что он способен и чего он не может, узнает, что для него важно на самом деле. Может быть, надо найти Маледикта? Или спасти будущее королевства?
В: Там появится Маледикт/Миранда?
О: О ней, конечно, упоминается!
В: В "Маледикте" вы коснулись богов и их мира. Будет ли более подробный рассказ о них в "Kings and Assassins"?
О: Боги играют немного большую роль. У всего есть эхо и последствия, и Чернокрылая Ани все еще не унимается. Появляется еще один бог - Хэйт, бог смерти и победы».
Из рецензии в “Publishers Weekly”: «Фэнтезийный дебют Робинс ведет хронику удивительного преображения пятнадцатилетней Миранды из девчонки-беспризорницы в привлекательного и смелого придворного в поисках любви и мести. Когда граф Ласт решил, что ему нужен наследник, он забрал своего незаконнорожденного сына Януса из трущоб города Марна, к ужасу Миранды, возлюбленной Януса. Решившись найти Януса и убить графа Ласта, она переодевается в мальчика и пробирается в дом врага Ласта, развратного барона Ворнатти. Обучившись всем хитростям декадентского и коварного двора у распутного барона и его слуги Джилли, одержимая кровожадной богиней любви и мести Чернокрылой Ани, Миранда превращается в Маледикта. Этот сложный главный герой становится и заложником и силой мрачного оригинального мира отвергнутых богов и упадка цивилизации. Робинс - писатель фэнтези, которую ждет блестящее будущее».
Книги:

Без серии

Маледикт

(Героическое фэнтези)